Новости   Биография   Картины   Пейзажи   Портреты   Автопортреты   Подсолнухи   Рисунки   Письма   Книги   Хроно 

Ирвинг Стоун
Ирвинг Стоун

   
  

Лондон Боринаж Эттен Гаага Нюэнен Париж Арль Сен-Реми Овер

   
  
   
Винсент Ван Гог
Винсент Ван Гог

  
   

Лондон
1 2 3 4 5 6 7 8 9

  

Ирвинг Стоун. "Жажда жизни". Повесть о Винсенте Ван Гоге

Лондон

- Ну, ему есть о чем волноваться. Его дядя, Винсент Ван Гог,- совладелец Гупиля, ему принадлежит половина магазинов в Париже, Берлине, Брюсселе, Гааге и Амстердаме. Старик болеет, а детей у него нет, все говорят, что он оставил свои богатства этому парню.
- Везет же людям!
- Но это еще не все. Другой его дядя, Хендрик Ван Гог,- владелец больших художественных магазинов в Брюсселе и Амстердаме, а третий дядя, Корнелис Ван Гог,- глава крупнейшей голландской фирмы. Да что там говорить! Среди торговцев картинами во всей Европе не сыщешь такого богатого семейства, как Ван Гоги. В один прекрасный день наш рыжий приятель станет повелевать всем европейским искусством!
Когда вечером Винсент появился в столовой Луайе, Урсула и ее мать о чем-то разговаривали вполголоса. Винсент остановился на пороге, и они замолчали - незаконченная фраза оборвалась на полуслове.
Урсула вышла на кухню.
- Добрый вечер,- сказала мадам Луайе, и в глазах ее блеснуло любопытство.
Винсент пообедал за большим столом в полном одиночестве. Удар, нанесенный ему Урсулой, оглушил, но не обескуражил его. Нет, он не примет ее отказа. Он заставит Урсулу забыть этого человека.
Прошла почти целая неделя, прежде чем он улучил момент, чтобы поговорить с ней. Все эти дни он ел и спал очень мало, апатию сменило внезапное возбуждение. В галерее он продавал теперь куда меньше эстампов, чем бывало. Его зеленоватые глаза стали страдальчески-голубыми. Подбирать слова, когда надо было что-то сказать, ему казалось теперь еще труднее.
В воскресенье, после праздничного обеда, он вышел за Урсулой в сад.
- Мадемуазель Урсула,- сказал он,- простите, если я напугал вас в тот вечер.
Она подняла на него свои большие холодные глаза, словно удивившись тому, что он идет за ней.
- О, пустяки, не стоит извиняться. Давайте забудем это.
- Я охотно забуду, что был груб с вами. Но каждое мое слово было истинной правдой.
Он подошел к ней ближе. Она отшатнулась.
- Зачем вы говорите об этом снова? Я уже все давно позабыла.- Она повернулась к нему спиной и пошла по дорожке. Он нагнал ее.
- Я должен говорить об этом, Урсула. Вы не понимаете, как я люблю вас! Вы не знаете, как я страдал всю эту неделю. Почему вы убегаете от меня?
- Пойдемте лучше в дом. Мама ждет гостей.
- Не может быть, чтобы вы любили того человека. Я прочел бы это в ваших глазах.
- Простите, но мне пора идти. Так когда же вы едете в отпуск на родину?
- В июле,- с трудом вымолвил он.
- Подумайте, как удачно! В июле ко мне приедет жених, ему понадобится комната.
- Я ни за что не отдам вас этому человеку, Урсула!
- Выбросьте это из головы. Иначе мама предложит вам съехать с квартиры.
Он уговаривал ее еще два месяца. Он снова стал замкнутым, как в детстве; раз ему нельзя быть с Урсулой, он хотел быть наедине с собой, чтобы никто не мешал ему думать о ней. С товарищами в магазине он держался холодно. Свет, который зажгла в нем любовь к Урсуле, снова померк: теперь он был тем же угрюмым подростком, каким его привыкли видеть родители в Зюндерте.
Наступил июль, Винсент получил отпуск. Ему не хотелось уезжать из Лондона на целых две недели. У него было такое чувство, что Урсула не сможет любить другого, пока он, Винсент, живет с ней под одной крышей.
Он сошел в гостиную, где сидели Урсула и ее мать. Они многозначительно переглянулись.
- Я беру с собой только один саквояж, мадам Луайе,- сказал он.- Все остальные вещи я оставляю в комнате. Вот вам деньги за две недели, пока я буду в отъезде.
- Мне кажется, вам лучше бы забрать все ваши вещи, господин Ван Гог,- отозвалась мадам Луайе.
- Почему?
- Я сдала вашу комнату с будущего понедельника. Мы считаем, что будет лучше, если вы снимете квартиру в другом месте.
- Мы?
Он повернулся и взглянул на Урсулу из-под своих тяжелых бровей. Его взгляд был полон недоумения.
- Да, мы,- ответила за нее мать.- Жених моей дочери пишет, что не желает видеть вас в доме. Я склонна думать, господин Ван Гог, что будет лучше, если вы навсегда забудете дорогу к нам.

« назад     далее »


"Написать хорошую картину не легче, чем найти алмаз или жемчужину - это требует усилий и при этом рискуют головой как художник, так и продавец картины. Но коль скоро ты сумел найти драгоценный камень, не сомневайся больше в себе и поддерживай цену на определенном уровне. Однако, как ни успокаивает меня такая мысль в моей работе, я пока что только трачу деньги, и это меня очень огорчает. Сравнение с жемчужиной пришло мне на ум в самый разгар моих затруднений. Не удивлюсь, если оно поддержит и тебя в минуты подавленности. Хороших картин не больше, чем хороших алмазов." (Винсент Ван Гог)


Мир Ван Гога, 2007-2017   www.vangogh-world.ru   Винсент Ван Гог, голландский художник. Для писем - vinc at vangogh-world ru