Новости   Биография   Картины   Пейзажи   Портреты   Автопортреты   Подсолнухи   Рисунки   Письма   Книги   Хроно 

Ирвинг Стоун
Ирвинг Стоун

   
  

Лондон Боринаж Эттен Гаага Нюэнен Париж Арль Сен-Реми Овер

   
  
   
Винсент Ван Гог
Винсент Ван Гог

  
   

Париж
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

  

Ирвинг Стоун. "Жажда жизни". Повесть о Винсенте Ван Гоге

Париж

1

- Значит, ты не получил мое последнее письмо? - спросил Тео Винсента на следующее утро, когда они пили кофе с булочками.
- Нет, как будто не получил,- отозвался Винсент.- А что ты там писал?
- Я писал, что мне дали повышение у Гупиля.
- Ах, Тео, почему же ты не сказал об этом ни слова вчера?
- Ты был слишком взволнован, чтобы слушать. Мне поручили галерею на бульваре Монмартр.
- Да ведь это замечательно! Иметь свою картинную галерею!
- Она отнюдь не моя, Винсент. Я должен строго следовать политике фирмы Гупиль. Но все же мне разрешили выставлять импрессионистов на антресолях, так что...
- Кого же ты выставил?
- Моне, Дега, Писсарро и Мане.
- Не видел ни разу.
- В таком случае, приходи в галерею и хорошенько, не торопясь, посмотри их.
- Отчего ты так лукаво улыбаешься, Тео? Что это значит?
- О, ровно ничего. Через несколько минут нам надо идти. Я каждое утро хожу туда пешком. Хочешь еще кофе?
- Спасибо. Нет, нет, только полчашки. Черт возьми, Тео, до чего же все-таки приятно снова позавтракать вместе с тобой!
- Я давно ждал, что ты приедешь в Париж. В конце концов это было неизбежно. Но, пожалуй, лучше бы тебе потерпеть до июня, а я к тому времени перебрался бы на улицу Лепик. Там у нас будет три просторные комнаты. Здесь, как видишь, работать тесновато.
Винсент поглядел вокруг. Квартира Тео состояла из одной жилой комнаты, кабинета и маленькой кухни. Комната была обставлена мебелью в стиле Луи-Филиппа, и от этого в ней негде было повернуться.
- Если я поставлю здесь мольберт,- сказал Винсент,- то нам придется вынести часть этой чудесной мебели на двор.
- Я и сам вижу, что комната загромождена вещами, но мне повезло: я купил эту мебель по случаю, и мне хочется обставить новую квартиру именно так. Собирайся же скорее, Винсент, я тебя проведу бульваром - это моя любимая дорога. Тот не знает Парижа, кто не видал, каков он ранним утром.
Тео надел тяжелое черное пальто, из-под которого выглядывал безукоризненно белый галстук-бабочка, в последний раз притронулся щеткой к завиткам, лежавшим по обе стороны его пробора, пригладил усы и мягкую бородку. Затем он надел черный котелок, взял перчатки и трость и шагнул к двери.
- Ну, Винсент, ты готов? Боже, что у тебя за вид! Если бы ты вышел на улицу в таком платье где-нибудь еще, тебя бы арестовали!
- Неужели? - Винсент удивленно оглядел себя.- Я носил его почти два года, и никто не сказал ни слова.
Тео расхохотался.
- Ну, ладно, дело хозяйское. К таким, как ты, парижане привыкли. Вечером я куплю тебе что-нибудь поприличней.
Они спустились по винтовой лестнице, миновали каморку консьержа и вышли на улицу Лаваль. Это была довольно широкая и фешенебельная улица с большими магазинами, в которых торговали лекарствами, рамами для картин и всякими древностями.
- Взгляни-ка на этих прекрасных дам,- вон, на третьем этаже нашего дома,- сказал Тео.
Винсент поднял голову и увидел три гипсовых бюста. Под первым было написано «Скульптура», под вторым «Архитектура», а под третьим - «Живопись».
- Но почему же они представляют себе живопись в образе такой отвратительной шлюхи?
- Трудно сказать,- ответил Тео.- Но, во всяком случае, ты попал в самый подходящий дом.
Винсент и Тео прошли антикварный магазин «Старый Руан», где Тео купил свою мебель в стиле Луи-Филиппа. Скоро они были уже на улице Монмартр, которая отлогими изгибами поднималась одним концом к авеню Клиши и холму Монмартра, а другим шла вниз, к центру города. Улица была залита лучами утреннего солнца и запахами просыпающегося Парижа, во всех кафе ели слоеные рожки и пили кофе, открывались зеленные, мясные и молочные лавочки.
Это были оживленные буржуазные кварталы с великим множеством торговых заведений. Мастеровой люд уже высыпал на улицы. Хозяйки ощупывали и осматривали товар, разложенный на лотках у магазинов, и яростно торговались с продавцами.
Винсент вздохнул всей грудью.
- Париж! - вырвалось у него.- После всех этих лет!
- Да, Париж. Столица Европы. И столица живописи.

« назад     далее »


"Я предпочитаю писать глаза людей, а не соборы, ведь в глазах есть нечто, чего нет в соборах, при всей их торжественности и величественности. Человеческая душа, пусть даже душа несчастного нищего, на мой взгляд, гораздо интереснее." (Винсент Ван Гог)


Мир Ван Гога, 2007-2016   www.vangogh-world.ru   Винсент Ван Гог, голландский художник. Для писем - vinc at vangogh-world ru