Новости   Биография   Картины   Пейзажи   Портреты   Автопортреты   Подсолнухи   Рисунки   Письма   Книги   Хроно 

Ирвинг Стоун
Ирвинг Стоун

   
  

Лондон Боринаж Эттен Гаага Нюэнен Париж Арль Сен-Реми Овер

   
  
   
Винсент Ван Гог
Винсент Ван Гог

  
   

Париж
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

  

Ирвинг Стоун. "Жажда жизни". Повесть о Винсенте Ван Гоге

Париж

1

- Значит, ты не получил мое последнее письмо? - спросил Тео Винсента на следующее утро, когда они пили кофе с булочками.
- Нет, как будто не получил,- отозвался Винсент.- А что ты там писал?
- Я писал, что мне дали повышение у Гупиля.
- Ах, Тео, почему же ты не сказал об этом ни слова вчера?
- Ты был слишком взволнован, чтобы слушать. Мне поручили галерею на бульваре Монмартр.
- Да ведь это замечательно! Иметь свою картинную галерею!
- Она отнюдь не моя, Винсент. Я должен строго следовать политике фирмы Гупиль. Но все же мне разрешили выставлять импрессионистов на антресолях, так что...
- Кого же ты выставил?
- Моне, Дега, Писсарро и Мане.
- Не видел ни разу.
- В таком случае, приходи в галерею и хорошенько, не торопясь, посмотри их.
- Отчего ты так лукаво улыбаешься, Тео? Что это значит?
- О, ровно ничего. Через несколько минут нам надо идти. Я каждое утро хожу туда пешком. Хочешь еще кофе?
- Спасибо. Нет, нет, только полчашки. Черт возьми, Тео, до чего же все-таки приятно снова позавтракать вместе с тобой!
- Я давно ждал, что ты приедешь в Париж. В конце концов это было неизбежно. Но, пожалуй, лучше бы тебе потерпеть до июня, а я к тому времени перебрался бы на улицу Лепик. Там у нас будет три просторные комнаты. Здесь, как видишь, работать тесновато.
Винсент поглядел вокруг. Квартира Тео состояла из одной жилой комнаты, кабинета и маленькой кухни. Комната была обставлена мебелью в стиле Луи-Филиппа, и от этого в ней негде было повернуться.
- Если я поставлю здесь мольберт,- сказал Винсент,- то нам придется вынести часть этой чудесной мебели на двор.
- Я и сам вижу, что комната загромождена вещами, но мне повезло: я купил эту мебель по случаю, и мне хочется обставить новую квартиру именно так. Собирайся же скорее, Винсент, я тебя проведу бульваром - это моя любимая дорога. Тот не знает Парижа, кто не видал, каков он ранним утром.
Тео надел тяжелое черное пальто, из-под которого выглядывал безукоризненно белый галстук-бабочка, в последний раз притронулся щеткой к завиткам, лежавшим по обе стороны его пробора, пригладил усы и мягкую бородку. Затем он надел черный котелок, взял перчатки и трость и шагнул к двери.
- Ну, Винсент, ты готов? Боже, что у тебя за вид! Если бы ты вышел на улицу в таком платье где-нибудь еще, тебя бы арестовали!
- Неужели? - Винсент удивленно оглядел себя.- Я носил его почти два года, и никто не сказал ни слова.
Тео расхохотался.
- Ну, ладно, дело хозяйское. К таким, как ты, парижане привыкли. Вечером я куплю тебе что-нибудь поприличней.
Они спустились по винтовой лестнице, миновали каморку консьержа и вышли на улицу Лаваль. Это была довольно широкая и фешенебельная улица с большими магазинами, в которых торговали лекарствами, рамами для картин и всякими древностями.
- Взгляни-ка на этих прекрасных дам,- вон, на третьем этаже нашего дома,- сказал Тео.
Винсент поднял голову и увидел три гипсовых бюста. Под первым было написано «Скульптура», под вторым «Архитектура», а под третьим - «Живопись».
- Но почему же они представляют себе живопись в образе такой отвратительной шлюхи?
- Трудно сказать,- ответил Тео.- Но, во всяком случае, ты попал в самый подходящий дом.
Винсент и Тео прошли антикварный магазин «Старый Руан», где Тео купил свою мебель в стиле Луи-Филиппа. Скоро они были уже на улице Монмартр, которая отлогими изгибами поднималась одним концом к авеню Клиши и холму Монмартра, а другим шла вниз, к центру города. Улица была залита лучами утреннего солнца и запахами просыпающегося Парижа, во всех кафе ели слоеные рожки и пили кофе, открывались зеленные, мясные и молочные лавочки.
Это были оживленные буржуазные кварталы с великим множеством торговых заведений. Мастеровой люд уже высыпал на улицы. Хозяйки ощупывали и осматривали товар, разложенный на лотках у магазинов, и яростно торговались с продавцами.
Винсент вздохнул всей грудью.
- Париж! - вырвалось у него.- После всех этих лет!
- Да, Париж. Столица Европы. И столица живописи.

« назад     далее »


  Рекомендуемые ссылки:

  »  Удаление мешков Биша - https://formeclinic.ru/plasticheskaia-khirurgiya/komki-bisha, цена в СПб.

"Мне думается, изучение японского искусства неизбежно делает нас более веселыми и радостными, помогает нам вернуться к природе. Изучая искусство японцев, мы неизменно чувствуем в их вещах умного философа, мудреца, который тратит время - на что? На измерение расстояния от Земли до Луны? На анализ политики Бисмарка? Нет, просто на созерцание травинки. Но эта травинка дает ему возможность рисовать любые растения, времена года, ландшафты, животных и, наконец, человеческие фигуры. Так проходит его жизнь, и она еще слишком коротка, чтобы успеть сделать все. Разве то, чему учат нас японцы, простые, как цветы, растущие на лоне природы, не является религией почти в полном смысле слова?" (Винсент Ван Гог)


Мир Ван Гога, 2007-2017   www.vangogh-world.ru   Винсент Ван Гог, голландский художник. Для писем - vinc at vangogh-world ru