Новости   Биография   Картины   Пейзажи   Портреты   Автопортреты   Подсолнухи   Рисунки   Письма   Книги   Хроно 

Винсент Ван Гог
Винсент Ван Гог

   
  

Оглавление книги:


1. Бесплодная смоковница
» Безмолвное детство
» Свет зари
» Изгнание
» Защитник углекопов
» В моей душе...

2. Смерть для жизни
» Рука на огне
» Скорбь
» Призрачные деревни
» Едоки картофеля

3. Полдень - время самой короткой тени
» Антверпен Рубенса
» Свет Иль-де-Франса
» Арль японский
» Южная мастерская

4. Тайна при свете
» Человек без уха
» Монастырь Сен-Поль
» Вороны над полем

   
  
   
Винсент Ван Гог
Винсент Ван Гог

  
   

Человек без уха
1 2 3 4 5 6 7 8 9

  

Анри Перрюшо. "Жизнь Ван Гога". Книга о Винсенте Ван Гоге

29 апреля пастор Сель отправился в Сен Реми с письмом Тео, чтобы договориться с директором приюта. К сожалению, желанию Винсента не суждено было исполниться. Директор приюта потребовал сто франков в месяц за содержание, то есть на двадцать пять франков больше, чем рассчитывал Винсент, а кроме того, наотрез отказался разрешить Винсенту работать вне стен больницы. Что делать? Винсент в отчаянии стал подумывать о том, не зачислят ли его, несмотря на его болезнь, в Иностранный легион. Он охотно завербовался бы туда на пять лет. Не все ли равно, где быть: что легион, что больница! Чувства Винсента притупились ... Чаще всего он не испытывает "ни пылких желаний, ни глубоких сожалений". Разве что временами на него "накатывает страстное желание - так волны бьются об угрюмые глухие скалы - прижать к груди кого нибудь, какую нибудь женщину типа курицы наседки, но в конце концов, если смотреть на это трезво, это результат истерического перевозбуждения, а не мечта о реальном будущем".
Винсент продолжает писать - это его единственное утешение. Он написал четыре фруктовых сада. Но Прованс, страстно любимый им Прованс, начинает блекнуть в глазах художника, его свет тускнеет. Оливковые деревья "с их листвой цвета старого позеленевшего серебра на синем фоне" вызывают в памяти Винсента подстриженные ивы родного Брабанта, Брабанта его скорби. "В шелесте оливковых деревьев есть что то бесконечно родное и древнее", - пишет он. Полыхание солнечного пламени, в котором он сам сжег себя, утихает. Теперь Винсент иногда сожалеет, что "не сохранил свою серую голландскую палитру". Он возвращается к основным принципам барокко, которые определяли его черный период, возвращается к скромным сюжетам вроде тех, что привлекали его в Гааге и Нюэнене. Он написал внутренний двор и гостиную больницы. Последнюю картину Винсент хотел подарить на прощание в знак благодарности Рею - в нем по прежнему живет потребность все отдавать. "Спасибо, Винсент, спасибо, не надо", - поспешно отказался Рей, которому не хотелось брать домой еще одну картину своего пациента. В этот момент мимо проходил больничный фармацевт. Рей обратился к нему: "Хотите взять картину, которую Винсент предлагает мне?" Бросив беглый взгляд на полотно, фармацевт ответил: "На кой черт мне эта пакость?"
В конце концов картина попала к больничному эконому, которому она приглянулась.
Винсент все видит, все понимает и страдает. Он вовсе не сумасшедший. Просто его порой "охватывает беспричинная страшная тоска, а иногда чувство пустоты и усталости в мозгу". Он мечтал тронуть своими картинами людей, совершенно далеких от искусства, потрясти их своим собственным волнением, заразить их своим горением, своей верой. Но и в этом он потерпел неудачу. "Картины вянут как цветы ... Как художник я никогда ничего не буду значить, я это ясно сознаю", - твердит он.
Стакан вина, ломоть хлеба с сыром и верная трубка - вот средство против самоубийства. Это средство сходно с тем, которое рекомендовал Диккенс, с тем, к которому сам Винсент уже прибегал двадцать два года назад в Амстердаме, когда упорно и безуспешно учил латынь и греческий, чтобы стать пастором. "Если бы не твоя дружба, - вырывается у него однажды в письме к Тео, - я без сожалений пошел бы на самоубийство, и, как я ни труслив, я все таки кончил бы им". Самоубийство - это та "отдушина", через которую "нам дано выразить протест". Не ладо строить иллюзий на его счет - он вовсе не герой, уверяет он брата. Самопожертвование - слово, совершенно ему чуждое. "Я когда то писал сестре (Вильгельмине), что всю свою жизнь, или, во всяком случае, почти всю, стремился совсем к другому, а вовсе не к судьбе мученика, которая мне не по плечу". Но в конце концов, наверно, доктор Панглос прав: несмотря ни на что, все к лучшему в этом лучшем из миров. Будь что будет! Винсенту "не повезло" в жизни, вот и все. "Мне далеко не весело, но я стараюсь не разучиться шутить и всячески избегаю того, что пахнет героизмом и мученичеством, - словом, стараюсь не смотреть мрачно на мрачные вещи". Тео написал Винсенту, что неразумно отказываться от приюта в Сен Реми из за дороговизны. Винсент уступил. Сен Реми так Сен Реми. Тем хуже, если он не сможет писать на свободе. Все равно ему нельзя без конца оставаться в арльской больнице. Сложив свой чемодан, Винсент стал ждать, когда пастор Саль сможет проводить его в Сен Реми. В городском саду Арля он пишет свои последние арльские картины. Люди больше не задевают его, разве что посматривают с любопытством.

Стоят первые дни мая. На улице тепло, даже жарко. Винсент воспрянул духом. Он снова работает с увлечением, какого давно не испытывал. Значит, не все еще потеряно. "Я все таки надеюсь, - снова пишет он, - что при том, чего я достиг в своем искусстве, еще придет время, когда я смогу начать писать даже в приюте". А может, он сумеет быть полезным в Сен Реми, например станет санитаром ... Благословенное тепло! 8 мая пастор Саль предложил Винсенту проводить его в Сен Реми. Винсент покинул Арль - Арль Японский, город солнца, город божества, которое испепелило художника. "Теперь, когда ты женился, - написал перед отъездом Винсент брату, - мы должны жить не ради великих идей, а - поверь мне - только ради маленьких".

далее »


"Мне думается, изучение японского искусства неизбежно делает нас более веселыми и радостными, помогает нам вернуться к природе. Изучая искусство японцев, мы неизменно чувствуем в их вещах умного философа, мудреца, который тратит время - на что? На измерение расстояния от Земли до Луны? На анализ политики Бисмарка? Нет, просто на созерцание травинки. Но эта травинка дает ему возможность рисовать любые растения, времена года, ландшафты, животных и, наконец, человеческие фигуры. Так проходит его жизнь, и она еще слишком коротка, чтобы успеть сделать все. Разве то, чему учат нас японцы, простые, как цветы, растущие на лоне природы, не является религией почти в полном смысле слова?" (Винсент Ван Гог)


Мир Ван Гога, 2007-2017   www.vangogh-world.ru   Винсент Ван Гог, голландский художник. Для писем - vinc at vangogh-world ru