Новости   Биография   Картины   Пейзажи   Портреты   Автопортреты   Подсолнухи   Рисунки   Письма   Книги   Хроно 

Пейзаж с кипарисом и звездой
Пейзаж с кипарисом
и звездой, 1890


   
  

Неудачник - Миссия в искусстве - Паломничество в Париж - Друзья и влияния - Южное солнце Арля - Гоген в раю - Искусство, рожденное отчаянием - Последняя вспышка гения

   
  
   
Церковь в Овере
Церковь в
Овере, 1890


  
   

"Мир Ван Гога"

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

  

Роберт Уоллэйс. "Мир Ван Гога". Повествование о художнике

Часть третья. Паломничество в Париж

Лотрек часто появлялся на людях в шотландской юбке или кавказском шлеме, или кольчуге крестоносца. Часто он прогуливался с соколом на запястье, - он поил своих птиц «святой водой», чтобы, как он говорил, они не были лишены божьей милости. Протестуя против того, что он называл неумелостью парижских прачек, он однажды постирал свои рубашки в сточной канаве. Когда он отправлялся на пикник в Булонский лес, то не считал нужным брать с собой еду, а вместо этого ехал на кобыле, которая недавно ожеребилась, и доил ее. На пари он однажды вскочил на лошадь, перепрыгнув через кабриолет с высокой крышей, и выиграл. Его сын преклонялся перед своим героическим отцом, но граф Альфонс, к сожалению, не слишком интересовался мальчиком - он воспринимал как оскорбление то, что судьба послала ему такого наследника.
Молодой Лотрек очень рано проявил острый и непочтительный ум. В семь лет он изучал латынь и греческий. В тринадцать - весьма мастерски умел рисовать и писать красками животных, птиц и фигуры людей. Лотрек пытался также писать пейзажи, но без успеха - он не испытывал интереса к природе, ибо, как он говорил, «природа предала меня». В семнадцать лет, убежденный в том, что его будущее - это искусство, он поступил на художественные курсы в Париже. Его отцу совершенно не нравилась перспектива иметь в семье художника: он боялся, что это может вызвать сплетни. Поэтому Лотрек подписывал свои ранние работы псевдонимом «Трекло» - анаграммой его имени - или не подписывал их совсем.
Обижали или насмехались над Лотреком его соученики, об этом свидетельств не сохранилось. Он был таким живым и остроумным собеседником, что другие часто забывали о его внешности иногда он даже считал необходимым напомнить им об этом. «Тем, кто любил Лотрека, - писал один из его друзей, - требовалось огромное усилие, чтобы увидеть его таким, каким он представал перед остальным миром». Знаменитая певица ночного кабаре Иветт Жильбер, которую он рисовал много раз, однажды, просматривая альбом его рисунков, не подумав заметила: «В самом деле, Анри, ты - гений искажения». Тогда он обернулся к ней и воскликнул: «Так это естественно!» Однако такие приступы горечи были редкими.

В Париже Лотрек учился сначала у одного, а потом у другого художника академического направления - Леона Бонна и Фернана Кормона, того самого Кормона, чьи классы также посещал Ван Гог. К 1886 году в возрасте 22 лет, Лотрек постиг все, чему они могли научить его, и больше не заботился об официальном образовании. Как и Винсент, он в большой степени был самоучкой, и его искусство нельзя классифицировать по принадлежности к какой-либо школе. Вскоре после приезда Винсента в Париж Лотрек обосновался в мастерской на Монмартре, и Винсент время от времени наведывался к нему. Среди других художников, посещавших мастерскую Лотрека, была Сюзанна Валадон, молодая дама с прочным положением в парижском мире искусства. Помимо занятий живописью, она также была натурщицей (среди прочих Ренуара), любовницей (среди прочих Лотрека) и матерью (в 16 лет она родила незаконного сына, который впоследствии сам стал знаменитым художником - Морисом Утрилло).
Сюзанна Валадон оставила воспоминание о визитах Винсента: «Он приходил на наши еженедельные сборища, принося с собой тяжелое полотно, ставил его в угол, где было хорошее освещение, и ждал, когда ему уделят внимание. Но никто не интересовался им. Ван Гог садился напротив своей картины, следя за взглядами окружающих, но не принимая участия в разговорах. Наконец, потеряв терпение, он уходил и уносил с собой свою работу. Через неделю он снова появлялся, и повторялась та же пантомима». Маловероятно, чтобы Лотрек был намеренно нелюбезен с Винсентом. Скованный, лишенный чувства юмора голландец просто не вписывался в веселую компанию, которой Лотрек окружил себя, и в конце концов Винсент прекратил свои походы в мастерскую, на которые он возлагал надежды.
Лотрек, будучи на 11 лет моложе Винсента, еще в раннем возрасте узнал вкус алкоголя. «Конечно, не следует пить много, - говорил Лотрек, - но делать это надо часто»; он хотел испробовать все, что давало бы ему ощущение, как он говорил, «павлиньего хвоста во рту». Лотрек также открыл для себя мир танцевальных залов и ночных клубов. Бульвар Клиши и площадь Пигаль на Монмартре были крупными центрами любительского и профессионального порока, предлагая почти все его разновидности, известные человеку. Если клиент хотел чего-то, чего не имелось в ассортименте, монмартрцы с радостью были готовы на импровизацию. Крутые кривые улочки кишели темными личностями: ворами-карманниками, сутенерами, проститутками, торговцами наркотиками и гомосексуалистами обоих полов. Большинство из них появились там сравнительно недавно. Еще в 1860-х Монмартр был тихой деревушкой вблизи Парижа, и даже во времена Винсента и Лотрека там еще были сады и загородные дома среди бурлящих кабаре - «Ша Нуар», «Мирлитон», «Японский диван» и «Кабаре убийц». Сохранились также развалины нескольких знаменитых мельниц Монмартра. Одна из них дала имя прославленному танцевальному залу, возникшему на ее месте, - «Мулен де ля Галетт» («Мельница пшеничного пирога»). Среди полотен Винсента есть такие, где Монмартр изображен как милая деревушка, а на некоторых картинах Лотрека он предстает одним из кругов ада.

Лотрек нигде не чувствовал таким счастливым, как на ночном Монмартре, перебираясь из одного кабаре в другое, жестикулируя при этом миниатюрной тростью, которую он называл крючком для ботинок, и постоянно бормоча: «А? Что? Потрясающе, а? Что?». Он существовал в своеобразной демократии порока, безоговорочно принятый обитателями Монмартра, которые были слишком заняты собственными странностями, чтобы обращать внимание на чужие. Как правило, его сопровождали один или несколько спутников, которых он безжалостно изводил. Он не обращал внимания на их усталость и требовал, чтобы они продолжали разговаривать и пить до рассвета, уговаривал распить с ним еще одну бутылку, чтобы отсрочить наступление дня. В эти часы Лотрек впадал в глубокую депрессию и особенно нуждался в друзьях.

« назад     далее »


"Меня больше не мучат сомнения, я без колебаний берусь за работу, и моя уверенность в себе все больше возрастает. Какая здесь природа!.. Итак, теперь у меня три картины, изображающие сад, что напротив моего дома; затем два «Кафе» и «Подсолнечники», портрет Боша и мой автопортрет; затем красное солнце над заводом, грузчики песка, старая мельница. Как видишь, даже если оставить в стороне остальные этюды, работа проделана немалая. Зато у меня сегодня окончательно иссякли краски, холст и деньги. Последняя моя картина, написанная с помощью последних тюбиков краски на последнем куске холста, - зеленый, как и полагается, сад - сделана одним чистым зеленым цветом с небольшой прибавкой прусской зелени и желтого хрома." (Винсент Ван Гог)


Мир Ван Гога, 2007-2017   www.vangogh-world.ru   Винсент Ван Гог, голландский художник. Для писем - vinc at vangogh-world ru