Новости   Биография   Картины   Пейзажи   Портреты   Автопортреты   Подсолнухи   Рисунки   Письма   Книги   Хроно 

Пейзаж с кипарисом и звездой
Пейзаж с кипарисом
и звездой, 1890


   
  

Неудачник - Миссия в искусстве - Паломничество в Париж - Друзья и влияния - Южное солнце Арля - Гоген в раю - Искусство, рожденное отчаянием - Последняя вспышка гения

   
  
   
Церковь в Овере
Церковь в
Овере, 1890


  
   

"Мир Ван Гога"

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

  

Роберт Уоллэйс. "Мир Ван Гога". Повествование о художнике

Часть вторая. Миссия в искусстве

Поначалу все шло хорошо, и Винсент погрузился в работу с яростной энергией, которая всегда сопутствовала его творчеству. «Пять раз я нарисовал крестьянина с лопатой... во всевозможных позах, два раза сеятеля, два раза девушку с метлой. Кроме того, женщину в белом чепце за чисткой картофеля, пастуха, опершегося на палку... Я уже не стою перед натурой так беспомощно, как раньше». Тем не менее прогресс шел медленно. Среди рисунков этого периода наиболее выделяется «Сеятель» - выделяется не столько мастерством, сколько предчувствием неминуемого взрыва. Крестьянин в деревянных башмаках, со слишком большой головой, слишком судорожным, конвульсивным движением коротких рук, со взглядом, полным злобного отчаяния, разбрасывает из своего фартука семена.
Тема «Сеятеля» несомненно навеяна одним из главных художественных идолов Винсента - Жаном-Франсуа Милле. Но в отличие от французского художника, который облагораживал и сентиментально идеализировал крестьянский труд, Винсент постепенно пришел к такому выражению своего сочувствия и возмущения безжалостной реальностью, которого Милле никогда не достиг. В надежде, что «Сеятеля» и подобные ему картины можно будет продать, Винсент сделал небольшую уступку своему тщеславию - в это время он стал подписывать некоторые из своих рисунков «Ателье Винсент». Правда, довольно скоро он понял, что на картины из жизни крестьян, которые, по его выражению, «не надушены», нет спроса.
Винсент всего лишь несколько месяцев находился дома, когда произошла вторая из его катастрофических историй с женщинами. В своих письмах он называет ее только Кее. Ее полное имя было Кее Вос, и она была его кузиной, дочерью амстердамского священника по имени Ян Стриккер. Недавно овдовев, она приехала со своим четырехлетним сыном провести каникулы в приходе Ван Гога, чтобы прийти в себя после несчастья. Прошло совсем немного времени, и Винсент страстно полюбил ее. Он окольным путем ухаживал за ней, заведя дружбу с ее маленьким сыном, и Кее относилась к нему как к милому эксцентричному родственнику. Когда он неожиданно открыл ей свою любовь, она была ошеломлена. Несомненно, уверенная в том, что это будет для него самым утешительным ответом, она сказала, что больше не собирается выходить замуж. Но Винсент не мог с этим смириться и пытался добиться ее согласия с такой пугающей настойчивостью, что Кее в ужасе закричала: «Нет, никогда, ни за что!»

Винсент отказался поверить, что «Нет, никогда, ни за что!» было окончательным. В его письмах к Тео он подробно исследует свою любовь. Он прижмет Кее, - писал он, - к своей груди и растопит ее, как кусок льда, ибо «любовь - это нечто такое положительное, сильное и настоящее, что тому, кто любит, так же невозможно отвергать это чувство, как невозможно покуситься на собственную жизнь». Кее же уехала в Амстердам и отказывалась распечатывать его многочисленные письма. Тогда Винсент направил свое разочарование против своих родителей. «Отец и мать, с одной стороны, и я с другой не можем прийти к единому мнению относительно того, что следует и чего не следует делать с этим «Нет, никогда, ни за что!». Услышав от них несколько раз весьма сильные выражения «неприлично» и «несвоевременно» (только представь, что ты влюбился, а они называют твою любовь неприличной, разве ты бы не возмутился и не сказал: «Прекратите!»), я твердо потребовал, чтобы эти выражения больше не употреблялись... Теперь они говорят, что я «рву семейные связи».
Тео пытался урезонить Винсента, но безуспешно. Переполненный любовью, Винсент выпрашивал помощь у своих многочисленных тетушек и дядюшек, но ему удалось только растревожить их. В конце концов Тео прислал ему денег на билет в Амстердам, и Винсент отправился туда, чтобы встретиться с перепуганной молодой вдовой. Ее родители, судя по всему, не были готовы к этому визиту, и еще меньше была готова к этому Кее. Услышав или увидев Винсента, когда он вошел в дверь, она выскользнула через черный ход. Что последовало за этим, не совсем ясно: дошедшие до нас письма Винсента на эту тему не проясняют картину целиком. Он настаивал на встрече с Кее, а когда ему сказали, что это невозможно, сунул руку в горящую лампу, требуя разговора с ней ровно столько, сколько он сможет выдержать боль. В ужасе Стриккеры задули лампу, а Винсент, возможно, упал в обморок - как он позже рассказывал Тео, «в памяти образовался провал». Когда он пришел в себя, родители Кее в порыве, столь естественном, что воображение большинства писателей отвергло бы его, проявили о Винсенте заботу. Имея все основания опасаться и не любить его, они настояли на том, чтобы найти ему подходящее жилье. «И, о Боже! оба старика пошли со мной по холодным, туманным и грязным улицам и действительно указали мне очень хорошую и очень дешевую гостиницу».

Отказ Кее только усилил потребность Винсента в человеческом тепле и общении. «Я....чувствовал, как холод насквозь пронизывает мою душу, - писал он Тео. - И я не хотел оказаться во власти этого чувства». Вместо того чтобы вернуться прямо в Эттен, он ненадолго съездил в Гаагу и нашел себе проститутку. Он понимал, что это было нелогично с точки зрения его всепоглощающего желания быть только с Кее и ни с кем другим, но «кто же господин: логика или я?» Во всяком случае, он говорил, что не мог поступить иначе. «Мне нужна женщина, я не могу, я не хочу жить без любви. Я - человек и человек со страстями, я должен быть с женщиной, иначе я замерзну или окаменею». Когда он вернулся в Эттен, то оставался там очень недолго. Взаимное непонимание и разлад с отцом еще более усилились. Вскоре он решил порвать с родственниками и переехать в Гаагу, где он мог учиться у Антона Мауве, знаменитого голландского художника того времени, который был женат на одной из кузин Винсента. Под руководством Мауве он мог больше узнать об искусстве, чем живя в сельском приходе. Его отъезд был окрашен горечью - Винсент выбрал рождественский день, чтобы сказать отцу обличительные слова в адрес официальной церкви, «прямо высказав, что считаю всю систему гнусной».

« назад     далее »


"Картины Ван Гога несут на себе печать осознанного стремления постигнуть и раскрыть характер, печать неутолимой жажды выразить сущность изображаемого, печать глубокой, почти детски-наивной любви к природе и истине. Этот сильный, правдивый художник с горячей душой - вкусит ли он когда-нибудь радость признания среди широкой публики? Едва ли. С точки зрения нынешнего буржуа Ван Гог слишком прост и в то же время слишком тонок. Он никогда не будет понят до конца никем, кроме его же собратьев-художников." (Ж. Альбер Орье)


Мир Ван Гога, 2007-2017   www.vangogh-world.ru   Винсент Ван Гог, голландский художник. Для писем - vinc at vangogh-world ru