Новости   Биография   Картины   Пейзажи   Портреты   Автопортреты   Подсолнухи   Рисунки   Письма   Книги   Хроно 

Пейзаж с кипарисом и звездой
Пейзаж с кипарисом
и звездой, 1890


   
  

Неудачник - Миссия в искусстве - Паломничество в Париж - Друзья и влияния - Южное солнце Арля - Гоген в раю - Искусство, рожденное отчаянием - Последняя вспышка гения

   
  
   
Церковь в Овере
Церковь в
Овере, 1890


  
   

"Мир Ван Гога"

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

  

Роберт Уоллэйс. "Мир Ван Гога". Повествование о художнике

Часть шестая. Гоген в раю

Символисты снова пришли ему на помощь и организовали еще одну выставку его работ, но на этот раз она оказалась на грани провала. Было продано только несколько картин, а критические отзывы были уничтожающими. «Если вы хотите позабавить ваших детей, - говорилось в одной заметке в прессе, - сводите их на выставку Гогена. Среди аттракционов - цветное изображение обезьяноподобной четверорукой самки, растянувшейся на зеленом бильярдном столе».
Гоген, который временами держался героически, а в других случаях легко впадал в уныние, признался другу: «Мне здесь не на что надеяться. Я не хочу больше видеть европейцев». Однако, как бы в качестве компенсации за поражение, к нему пришла неожиданная удача. Дядя, который жил в Орлеане, Исидор Гоген, умер и оставил ему 13000 франков. Метте, узнавшая о наследстве раньше, чем Гоген, послала ему телеграмму и попросила половину денег.

Пока имущественные дела улаживались, Гоген, который теперь легко мог занимать деньги, снял в Париже квартиру. Там он устраивал вечера, во время которых обыгрывал свою роль путешественника по всему миру, рассказывая своим гостям о южных морях. Эго были в основном молодые художники и писатели, но среди них было и несколько человек с положением, включая Дега, поэта Малларме и молодого скульптора Аристида Майоля. Иногда там бывали музыка и танцы, а тарелки с маленькими пирожными разносила новая любовница Гогена - темнокожая метиска, частично малайка, частично индианка, по имени Аннах. Она была ленивой, болтливой и ребячливой, что было вполне естественно в ее возрасте - ей было 13 лет. (Гоген имел предрасположенность к молоденьким девочкам, желание, которое легко было удовлетворить в распутном Париже того времени, хотя у него были связи и со зрелыми женщинами.) Для развлечения Аннах он купил ей обезьянку. Он также возобновил занятия живописью, рисуя Таити по памяти, и создавал полотна, столь же великолепные, как те, что писал на острове. По его собственному утверждению, он лучше работал по памяти, чем с натуры.
Пробыв в Париже несколько месяцев, Гоген наконец получил свое наследство, но отослал Метте только 1500 франков. Письма, которыми они обменивались, становились все более и более горькими - у Мете были друзья в городе, и, несомненно, она знала об Аннах. Надежда на примирение была окончательно перечеркнута.
В апреле 1894 года, незадолго до своего 46-летя, Гоген снова отправился в Бретань в надежде найти спокойную атмосферу для работы, но там его вскоре постигло несчастье. Однажды, гуляя по приморскому городу с Аннах, несколькими друзьями-художниками и их дамами, он услышал оскорбления, которые выкрикивались из кафе в адрес его темнокожей подружки. Гоген отреагировал, и началась драка, в которой он был сбит с ног и жестоко избит несколькими бретонскими рыбаками в тяжелых деревянных башмаках. Его нога была разбита вдребезги прямо над лодыжкой, большая берцовая кость торчала наружу.
В течение двух месяцев Гоген был прикован к постели в Бретани; его кости так и не срослись должным образом. Когда же он, наконец, вернулся в город, ковыляя и опираясь на тяжелую трость с резьбой, то обнаружил, что Аннах, которая приехала раньше, очистила его квартиру. Она вывезла все, что показалось ей ценным, но не сочла нужным забрать его картины.
«Эта гнусная Европа!» - негодовал Гоген. Он вернется к южным морям, будет «вырезать воображаемые существа на деревьях» и закончит жизнь «свободным и умиротворенным, не думая о завтрашнем дне и не сражаясь постоянно с дураками». Перед отъездом он устроил еще одну распродажу, но этот аукцион стал даже более провальным, чем предыдущий. Он был вынужден выкупить многие из своих собственных работ, поскольку выступающие на торгах покупатели отказались платить минимальные цены, которые он установил. После этого поражения один из друзей пригласил его на обед и рассказывал, что Гоген «плакал, как ребенок».

Он вернулся на Таити в сентябре 1895 года и нашел Папеэте еще более европеизированным. Там появился электрический свет и ярмарка развлечений с каруселью, приводимой в движение паром. Местные газеты взялись за пропаганду искусства: «Мы имеем удовольствие предложить нашим читателям четыре великолепных олеографии со знаменитых картин Ж.Ф.Милле «Анжелюс», «Сборщицы колосьев», «Сеятель» и «Пастушка и стадо», которые изображают сельскую жизнь на поэтическом, здоровом фоне». Вкусы европейского среднего класса с его пристрастиями к реалистическому, сентиментальному и приятному повествованию преследовали художника по всему земному шару.
Гоген взял в аренду кусок земли около Папеэте и построил хижину. Он купил лошадь и капкан; его рана на ноге открылась, и он ходил с трудом. Он вызвал Теха'аману, которая во время его отсутствия вышла замуж за молодого таитянина, и она сразу же вернулась к нему. Однако второй медовый месяц был коротким; девушка была шокирована его физическим распадом и вскоре вернулась к своему мужу. Гоген нашел другую сожительницу - Пау'уру а Тай, которой, по его словам, было 13 лет.
Через несколько месяцев Гоген вновь оказался в обстоятельствах, аналогичных тем, в которых он был во время своего первого пребывания на Таити; его капиталы иссякли, и он с нетерпением ждал каждой почтовой шхуны, надеясь, что друзьям или торговым агентам в Париже как-нибудь удалось продать его картины. Через полтора года после прибытия на остров он узнал из лаконичного письма Метте, что его дочь Алина умерла от воспаления легких в 19 лет. Гоген сразу не ответил, но потом послал короткую записку со словами: «Ее тамошняя могила с цветами - одна только иллюзия. Ее могила здесь, возле меня. И мои слезы - живые цветы». Больше он никогда не писал своей жене.

« назад     далее »


  Рекомендуемые ссылки:

  »  Только для вас выставка зарубежной недвижимости на выгоднейших условиях. Качественно.

"Наше время - эпоха подлинного и великого возрождения искусства. Прогнившая официальная традиция еще держится, но, по существу, она уже творчески бессильна; однако на одиноких и нищих новых художников смотрят покамест как на сумасшедших; и они - по крайней мере с точки зрения социальной - на самом деле становятся ими из-за такого отношения к ним." (Винсент Ван Гог)


Мир Ван Гога, 2007-2017   www.vangogh-world.ru   Винсент Ван Гог, голландский художник. Для писем - vinc at vangogh-world ru